Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

откровения

А вот Динка. Ну та, которая спит с каждым встречным-поперечным в надежде, что хоть кто-то из этого взвода в нее влюбится и женится.

Сейчас встретились в кофейне, у нее с очередным мужиком что-то не заладилось. В смысле, он ее бросил. Но она пока этого не понимает и гневается. У нее всегда так: сначала злится и орет какой он козел; потом плачет, как ей горько и обидно; затем пугается, что он исчез насовсем, и начинает суетливо припоминать, где именно она виновата, приходит к мысли, что сама оттолкнула его своей холодностью; и потом преследует его — сначала «случайными» встречами, а затем звонками с мольбами вернуться. Потом либо проваливается в депрессию, либо находит следующую жертву и точно так же вцепляется

Сейчас у нее первый этап — злится, какой он козел. Рассказывает мне: 

— Я ему рассказала о том, как погиб мой муж! Я ему всю душу вывернула! (муж у нее действительно был, женился он на ней, потому что Динкин отчим, довольно серьезный мужик в «святых» девяностых был, поприжал пацанчика и заставил жениться, но пацанчик так отчаянно не хотел находиться рядом с Динкой, что постоянно искал поводы свалить из дома. И спустя дней десять после свадьбы уперся в какую-то кошмарную компанию, где его прирезали, чтобы ограбить. Так «мертвый жук» превратился в реально мертвого мужика). 

Но вернемся к Динке. 

Collapse )

сумасшедшая фанатка, альтернативная реальность

Я тут раздумывала над идеей, как бы мою Эльку подсунуть Дженсену Эклсу без вранья в самом начале. А то та конструкция с занятием номера слишком громоздкая.

Пришла к двум выводам. 

Первое. Запихну-ка я ее в номер случайно, как и было в реальности, а дальше буду писать по ходу пьесы. Потренируюсь. Там посмотрим, к чему придем.
Второе. Когда я читала тот комикс-сериал с куклами от Эволюции, (помните часть, где Золушка переписывается с Онегиным от лица Рапунцель?), я никак не могла понять, как она влюбиться-то умудрилась в Онегина. Мне казалось это такой чушью — ну блин, пишешь ради прикола мужику, чужому, заметим, мужику, с чего вдруг чувства какие-то к нему проснутся? Но вот только что мне снился Дженсен Эклс. Сначала не поняла, с чего вдруг — я не в том возрасте и не в тех обстоятельствах, когда становишься фанаткой сериального актера. А потом дошло. Я пока писала ту часть и переживала вместе с Элькой все те эмоции, умудрилась вырастить его фигуру у себя в голове. Оживила человека. Понятно, что это не реальный Дженсен Эклс у меня в голове, просто обложка, но блин, ожил он так сильно, что даже слегка пугает. 

Ладно, поехали.

Collapse )


продолжение про говно и палки

А чего тогда делать-то? Быть равнодушной к мужику что ли? Вообще на него плевать? Ну какая же это тогда любовь? Проще тогда вообще жить одной.

Кстати, да. Одной — гораздо проще. 

Но речь не о равнодушии. Тут как раз обратная фишка. Когда перестаешь пытаться заполнить все впадинки партнера, перестаешь пытаться слепить единое целое из двоих людей, когда понимаешь, что он — отдельная человеческая единица, именно тогда и возникает настоящее чувство к нему. 

Когда сильнее всего ощущение жизни? Когда понимаешь, что она закончится. Когда отношения ярче? Когда понимаешь, что вы все равно расстанетесь. Что все расстаются так или иначе. Кто-то раньше, кто-то позже. И не в наших силах это изменить. 

Все попытки слепиться с партнером в единое целое — не от любви. А от страха, что если не постараться, не слепиться в единый комочек, то он уйдет и наступит боль. Люди боятся боли расставания, поэтому и липнут. 

Но если суметь принять, что расставание все равно наступит, суметь принять, что да, будет больно и надо будет пережить эту боль, тогда начинаешь выше ценить человека рядом. Больше любить. Не пытаясь прилипнуть или его прилепить к себе. Уважать его отдельность. И испытывать благодарность за то, что он остается рядом. 

Collapse )

вминус

Почему я качусь в минус. Обычно, чем пренебрежительнее я отношусь к мужику вначале, тем в более глубокойм жопе минусе потом оказываюсь.
Вот я думаю: фу, он никакашка, а значит должен дотягиваться до меня. Обязан - чтобы я могла терпть его рядом. А он не дотягивается, не пытается дотянуться. И возникает потрясный диссонанс - он не дает того, что, как я считаю, просто обязан давать на основании разницы в значимости, а я, чем дальше, тем больше жду и хочу, чтобы он давал. Ну как с сексом из прошлого поста. И вот эта тяга получить с него мне причитающееся, все больше меня делает мягкой - я пытаюсь его подкупить и запутываю сама себя - начинаю уже думать: ну раз не дает, значит не считает нужным? Ну значит, он лучше по всем показателям, чем я считала вначале? Да и для самооценки моей так спокойнее - если он охуенен, то и мне не надо чувствовать себя униженной этими отношениями и требовать сатисфакции. И начинаю считать его охуенным. на ровном месте, ага, чтобы не чувствовать себя униженной мезальянсом. И начинаю преувеличивать его достоинтсва. И вцепляюсь в него мертвой хваткой - ну если он такой охуенный приз, ну как я его отпущу-то? И все, погнали в минус.

Что делать.
Относиться изначально с большим уважением к человеку, не считать его какашкой, недостойной меня.
Одновременно, не пытаться приписывать ему достоинства сверх существующих, смотреть максимально трезво. Доброжелательно, уважительно, но трезво.

возраст

В пять лет я думала, что восемнадцать - это зрелость, а двадцать пять - это глубокая старость.
Самое смешное, что я с этими мыслями дожила до двадцати пяти. Пришла домой на свой четвертак после празднования ДР, разрыдалась и впала в семилетнюю депрессию.
Тридцать встречала как личную катастрофу вселенского масштаба.
В сорок, наконец, забила на все сроки и условности. Но понадобилось восемь лет терапии, чтобы забить.
В конце концов, на сорока-пятидесятилетних дрочит весь мир. Это в качестве внешнего локуса. В качестве внутреннего - сейчас я живу гораздо лучше, чем в восемнадцать, и свою жизнь сделала сама.