February 7th, 2020

искусство

Знаете, как начиналось искусство? Это было очень забавно. Древние люди начали сначала таскать с собой всевозможные природные артефакты, которые казались им необычными и кайфовыми (например, у палеоантропологов фигурирует камушек в форме лица). А потом люди и сами начали украшать что-нибудь (себя, орудия труда, какие-нибудь вообще посторонние штуки). Тут главным критерием было «прикольно» — не просто палка-копалка, к примеру, а палка с вырезанными узорами. Не просто голая шея, а шея обмотанная клыками оленей-самцов (редкая штука, кстати). В общем, творчество — это такой вид деятельности, который не приносит непосредственных хозяйственных выгод, зато приносит эстетическое удовлетворение создателю. 

И так было вплоть до родненького нашего постмодернизма. Когда на искусство обратили внимание товарищи капиталисты и поняли, что на нем можно делать ни-и-ихуевые бабки. Что можно раздуть хайп вокруг какого-нибудь полотна и срубить на нем полтора миллиона долларов. Художник при этом чаще всего был именно творцом, занимался именно искусством, то есть его перло от того, что он делает. А вот последующие барыги уже просто делали на этом деньги. 

А вот сейчас у нас уже не постмодернизм, а пост-постмодерн. Начиная примерно с попарта. Теперь уже и художники не столько прутся от самого процесса создания какой-нибудь прикольной шняги, сколько думают, как бы посильнее хайпануть и срубить на этом побольше баблишка... Эх.

Ну да ладно. Наше недопостиндустриальное общество еще и не такие финты ушами выделывает... Лечит рак за бешеные миллионы. Оставляет пенсионеров умирать с голоду. Разводит бомжей. На фоне бриллиантовых сотовых телефонов и золотых унитазов. Подумаешь, картины теперь пишут ради общественного хайпа, а не ради личного кайфа.