july_life

Categories:

планктон

Есть один эпизод в одном известном и талантливом фильме, который я воспринимаю как тест на планктонность. Это ситуация в «Собачьем сердце», на которую дрочат офисные хомячки — где профессор Преображенский говорит «не хочу» — спокойно, с достоинством и с полной уверенностью в собственной правоте. 

И чем сильнее хомячок дрочит на эту фразу и на всю эту ситуацию, тем яснее видно, насколько он бедный, затюканный и бесправный планктон, ничего не достигший в жизни и страстно мечтающий иметь право говорить «не хочу»

И тем больше такой хомячок врет себе. Он незамутненно уверен, что способен встать на одну ступень с мировым светилом, который так много сделал в жизни, так многого добился и такую пользу принес человечеству, что наконец заслужил право выбирать, что ему хотеть, а что нет.

Кстати. Я уже писала об этом как-то. Если смотреть не на фильм Бортко, где профессор выведен как максимально положительный герой, а на книгу, где он мелкий безответственный старикан и где вообще нет положительных героев, то там профессорское «не хочу» и выглядит как раз тем, чем является: капризом, побегом от ответственности вредного безответственного старикана. Впрочем, у Булгакова часто так — мизантропия цветет и пахнет — у него часто просто нет положительных героев. Что взять Мастера и Маргариту, что Роковые яйца, что Белую гвардию — все-все люди, даже Алеша Турбин, даже Мастер выведены какими-то некрасивыми, не-положительными, непринципиальными, без стержня. Еще этим же, отсутствием положительных героев, отличаются Довлатов и Акунин. Обращали внимание, насколько на самом деле отвратителен и жесток Фандорин и как тоскливы, беспросветны герои Довлатова? 

Но вернусь к «не хочу». Офисный бесправный хомячок мечтает об этом праве как о синекуре, которая избавит его от ответственности — мол не хочу делать что-то неприятное или тяжелое. Не хочу — и имею права не хотеть. И все должны вокруг склониться в глубоком реверансе перед таким «свободным» волеизъявлением. И не видит наш несчастный офисный планктон, насколько на самом деле эта мечта — показатель слабости. Сильный человек говорит «не хочу» совершенно наоборот, осознавая всю меру ответственности за такие слова. Он имеет силу и власть на то, чтобы сказать «не хочу». А  у хомячка ни силы, ни власти. А только влажные мечты о том, что он такое же великое божество, как профессор Преображенский в фильме — и не меньше!

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened